?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Всё хорошее рано или поздно заканчивается. Продолжаем читать залючительные главы замечательной сказки автора Наташи (ник на кошачьем форуме - РОСА). Вся сказка - по тэгу Сказка про Мусю.

На утро Муся в очередной уже раз проснулась с ощущением, что что-то важное, чего так долго ждал и к чему шёл, свершилось, и теперь надо жить дальше. И искать себе новую мечту и новую цель. Что ж, так было, когда ей предложили вернуться лишь частично, так было, когда она приняла это решение, так было, когда часть души отправилась вниз, так было, когда на свет появился котёнок, ну, и когда он оказался дома. Так что само ощущение было уже знакомо.
Теперь займётся «воспитанием» малышки, насколько уж сверху сможет. Будет «маме» помогать, если та не будет слушаться. Но и малявке подсобит, когда вдруг её затея или упрямство будут очень даже оправданы.
Трюфель нашёл малышку бесподобной. Бог тоже искренне обрадовался тому, что волнения по поводу встречи наконец-то закончились. И так всё славно получилось – прямо с самого начала кода Козы, как вроде и хотели. Даже с ёлкой.
Однако теперь должен был неизбежно встать вопрос и о полном возвращении. Потому что бусы можно было считать уже работающей идеей, а это давало полное право на досрочное возвращение, возможно, даже уже к следующему Новому году! А сколько идей было ещё в разработке... плюс клубы…
Бог волновался, думая об этом. Не только потому, что не хотел отпускать, а потому, что, наблюдая за семьёй людей-хозяев, довольно быстро понял, что «папа» относится к тому типу любителей кошек, которые любят в доме одно животное и им этого вполне достаточно. Плюс и человеческий ребёнок был в этой семье один, так что, как это - делить любовь на совершенно равные части, на практике люди и не знали. Потому что делить любовь к мужу и сыну или к сыну и кошке – это, как бы то ни было, разные вещи. Просто сама любовь немножко разная, поэтому и дозы её нельзя сравнивать между собой. А вот, когда несколько детей или несколько котов, то вопрос «кого ты больше любишь?» почему-то вечно мешает жить. Всё время вынуждают делить и сравнивать. И людей реально может пугать перспектива не справиться с этой задачей, не говоря уже о других проблемах, которые приходится решать в земной жизни. Коты могут есть разную еду, враждовать между собой, болеть вместе или по очереди. Всё это увеличивает ответственность, хлопоты и расходы пропорционально количеству котов. По всем этим причинам многие не решаются и на второго ребёнка. И на вторую кошку. Это только кажется, что кошка – намного проще, уж точно не ребёнок и не человек. Не сложилось – отдал, продал, даже выбросил...
Но по-настоящему ответственный человек и к заведению котёнка или щенка подойдёт почти, как к рождению ребёнка. И лучше откажется от затеи вовсе, чем будет обдумывать возможные пути к отступлению, на особо веря во всякие там «кошка – не человек», хотя это и так. Да, это самый простой путь, но и самый надёжный в плане душевного спокойствия.
Бог это точно знал, проверил на себе и не практике в своё время. И знал, что есть такие вот своего рода «однолюбы» среди людей. Сначала всю свою любовь человек дарил Мусе, потом - вот этой маленькой рыжей заднице.
Это был не первый подобный упрямец в его земной и райской практике. В Раю он ещё вынужден был рассматривать проблему и в новом ракурсе. С одной стороны – отпусти кота или кошку сразу домой в тот же дом, и все проблемы решены . Но где тогда справедливость по отношению к другим обитателям Рая? В первые дни домой хотят все домашние кошки, практически без исключения. И неважно, одни они были в семье или было их там много.
Так что пытался Бог реально что-то срочно предпринимать, если один из членов семьи, особенно остро переживающий потерю, переводил свои страдания вообще в плоскость ультиматума остальным.
Мол, такой кошки или такого кота уже не будет никогда, а, значит, не будет в нашем доме никого вообще! И по мере возрастания этой уверенности возрастало и волнение Бога. Ведь на самом деле этот человек сам страдает без кота, просто делает это так, как умеет, и страдают другие члены семьи, особенно дети, ощущая возникшую пустоту в доме.
Хозяин Муси был не такой. Он даже ни на минуту не допустил мысли, что нового котёнка в доме после ухода Муси не будет. Всегда знал это и всегда был согласен. Да и Муся заранее знала, что так будет. Просто не проецировала все эти разговоры тогда на себя, будто бы речь идет не о ней, а о другой Мусе какой-то, которая однажды уйдёт куда-то там…
Кошка – уже часть этой семьи. Она была в доме так долго, что на самом деле дом без кошки – уже и не дом. Но! Без одной кошки.
Зачем же тогда Бог отпустил Мусю лишь частично? Бежала бы уж вся ради исключения.
Ну, во-первых, ситуацию он тоже не сразу и понял, во-вторых, слишком много тогда наберётся тех, кому по такому вот исключению нужно будет давать добро на возвращение.
А было совершенно очевидно, что даже год «мама» там ждать не сможет, не выдержит. Она и так еле-еле дождалась того срока, в который, по её пониманию, возможно возвращение или рождение котёнка «для неё» под контролем Муси. Дни считала.
Что ж, с этим вот сложным вопросом придётся ещё разбираться. Как только Мусе сказать?
Она ведь не понимает, лапочка, насколько всё сложно и насколько иногда люди бывают упрямыми или стойкими в своих убеждениях. И не лишены же эти убеждения логики, этого же тоже отрицать не станешь...
Так что на фоне радости за радость кошки он, нет-нет, да подумывал об этом. Ведь однажды она снова попросится вниз. Тогда, когда будет уже иметь на это полное право по своим райским «заслугам». И он должен будет что-то ответить и объяснить.
Может ли Вселенная вот так раз - и всё развернуть в другое как бы русло? Видимо – да. Но тоже должна этого хотеть или видеть необходимость. Да и прямой связи у Бога с Высшей этой силой нет, чтобы вот так сесть и посоветоваться.
Чаще всего он решал вопрос через посланника. А дальше – по обстоятельствам. Кто-то вдруг менял свое мнение и решался на второго кота в доме, кто-то расставался или вырастал и получалось два дома, в один из которых можно было возвращать теперь хоть десять котов, а в другом жил только один. Бывало, и что кот смирялся с райской жизнью настолько, что переставал настаивать на возвращении. И вот ему-то Бог и не напоминал лишний раз. Просто ждал, когда будет возможно...
Разное было с этими вот упрямыми «однолюбами». И вот очередной случай. Правда, видя настрой и упорство Мусиной «мамы», Бог не терял надежды на то, что однажды глава семьи сдаст оборону, и вот тогда путь Муси вниз будет открыт. А что на данный момент сопротивляется и обороняется, может быть, и неплохо. Пусть всё будет постепенно. И Мусе еще в Раю предстоит быть определёное время, и одного котёнка надо сначала вырастить, и всё такое прочее.
Муся об этом, признаться, пока даже не думала. Она знала, что вернётся целиком однажды, но вот как это всё сопоставится с уже имеющимся котёнком и желаниями членов семьи, на самом деле не задумывалась. Она только-только «вернулась». А ещё раз? Да когда это ещё будет! Даже год – это ж много! Вот и будет видно ближе к делу.
А Бог на эту тему никогда разговора не заводил.
Однако задуматься ещё заставила одна случайная встреча. Или неслучайная?
Кто ж может знать ответ на этот вопрос, кроме Высших сил?
Произошла она на Окне.
Примерно уж недели через две, как Мурыська была дома и уже привыкла полностью к своему новому имени. Мусе оно нравилось всё больше, и больше. Да и «папа» вроде привык, хотя имел привычку всех кошек в доме звать «Кот». Да, да, именно вот так в мужском роде. Кот! Муся даже привыкла и считала, что это тоже имя такое. Если бы Кошка, то вроде как не кличка, вроде как безымянно, даже обидно, а если кошку зовут Кот, то похоже уже и на имя. Вот этот позывной перешёл от Муси Мурысе, как эстафетная палочка.
А что? Вот, если так устроен человек и все кошки у него под одним именем проходят, то, может, на самом деле в сознании возможна лишь «перезапись»? Компьютерщик же. Два файла с одним одинаковым именем в одной папке невозможны? Ну, при прочих равных? То есть Кот в доме только один? Все наши ощущения и убеждения внешне воплощаются иногда в весьма причудливых формах. Но не может же в доме быть две кошки и обе Кот? Ерунда? Это, если не задумываться о том, что случайностей не бывает. Хотя... хотя, может, однажды заведётся файл, точнее, кот по имени Кошка? И всё встанет на свои места? Но так мог, наблюдая, рассуждать Бог. Или хотя бы Главный Хранитель. Муси на столь сложную цепочку выводов и связей просто не хватало.
Однако в этом самом направлении задуматься пришлось.
День был как день. Муся сидела и смотрела вниз, как «мама» с двумя мисками уговаривает привереду скушать ещё чуть-чуть хоть что-нибудь. Мурыся с полной носопыркой творога (пылесосила она его, что ли? носом ела?) весело крутила головой в разные стороны и отворачивалась от предложенный яств. Дурёха. Вкусно же. Муся по «запаху» чует, что вкусно.
Тут рядом подсела небольшая маркизная кошечка. В ней не было ничего необычного, такая, как многие. «Клёпа. Без породы. В Раю 7 с половиной лет», – подсказало Мусе её подсознание. Раньше она Клёпы на Окне не видела. Правда, раньше в это время и сама не приходила. Днём, после обеда. «Мама» в это время редко куда выходила, чаще работала или по дому хлопотала, так что пообщаться было сложно, а увиденное изо дня в день было одинаковым почти. Другое дело теперь! Когда в доме есть маленький котёночек. И когда она его глазами и через него может что-то чувствовать и ощущать. Да и вообще котята каждый день разные. И каждую минуту что-то придумывают. За этим интересно следить, это надо контролировать. И неважно, что для других тот котёнок – лишь посланник. Поговорить о нём в этом-то контексте можно.
Вот она и решила Клёпе похвастаться.
Единственное, что её сразу в кошке удивило, так это домашние, счастливые бусы, которые говорили о том, что прожила она хорошую, но не очень долгую жизнь, что после 7 лет в Раю вроде как уже имеет право быть внизу. И часы тому доказательство! А она ещё тут. Интересно. Первая бусина была почти вся серой, а дальше - всё хорошо. Муся уже знала, что обычно это означает, что с улицы кошка попала в дом к хорошим людям, где и прожила до того, как оказалась на небесах. Это хорошая судьба для такого её начала.
Вот так слово за слово и познакомились. Муся была кошечка вежливая, поэтому, начав знакомство первой, сначала проявила интерес к делам новой знакомой. Зачем та на Окне, за кем наблюдает.
Клёпа оказалась общительной кошкой. И пришла глядеть на посланницу свою. Мол, у неё котята. Сейчас их по хозяевам раздают, а ей надо следить, чтобы только в хорошие руки.
- А что же ты сделаешь, если плохие?
- Ну, не знаю. Пока только троих отдали. Двое осталось. Мне все «мамы» понравились.
Котята без имён были, потом новые получили, так что следить за ними уже не могу, но, как отдают, всегда смотрю. В прошлый раз три котёночка было, в этот раз целых пять. Троих уже отдали.
Муся слушала и пока ни о чём таком и не догадывалась. Все кошки рожают котят, всех их отдают или продают.
Потом Клёпа отвлеклась и немного рассказала о себе. Её на самом деле нашли на улице. Взяли в дом. И так там было хорошо жить! Дочка хозяев ещё подростком была, дружили они очень.
Но потом заболела. Даже операцию делали. Думали, всё обошлось. Но болеть снова стало. Снова её к доктору повезли. Но операцию уже не делали почему-то. Потом она кушать перестала хотеть, потом вставать стало тяжело, потом всё время спать хотела. Ну, и проснулась однажды тут.
- Это я умерла! – сама пояснила Мусе кошка. Значит, есть тут те, кто всё прекрасно понимает и довольно спокойно к этому относится. Не только среди мудрых, как Трюфель, котов, у которых 9 жизней за плечами. Вот у Клёпы вообще была лишь одна жизнь. А разумная какая кошечка.
Спросить или не спросить, почему ж не возвратилась? Ведь если знает она про смерть, если носит часы на бусах, значит, и возвращение ей уже Бог предлагал. А потом лишь часы эти выдал.
А, самое главное, если в доме есть кошка с котятами, то путь возвращения к себе домой так прост! Можно прямо там и родиться, остаться. Может, и она так сделает. Может, Мурыся котёнком её и вернёт однажды. А что? Мысль! Как бы так вопрос-то задать. Муся уже сгорала от любопытства. Но решилась.
- А тебе разве Бог обратно домой не предлагал?
- Предлагал, конечно. Да сначала я и сама его сильно просила. На девятый день, как все.
Он про посланников мне рассказал. Мы нашли… А потом, потом я сама не пошла... Пока не пошла.
- А он? Не уговаривал?
- Нет почему-то… Как-то понял сразу, когда я сказала, что пока тут ещё поживу. Даже вопросов не стал больше задавать. Знаю только, что отпустит, как сама его попрошу.
- Так что же не просишь?
- Есть у меня причина.
- Секрет?
- Да нет. Не особо. Ты же Мусик, ну, та, что главная, да?
- Не, я не главная, я просто помогаю. Да, Мусик…
- Тогда тебе расскажу!
- Давай!
Муся даже готова была отложить слежку за Мурыськой, чтобы разобраться, в чём же дело.
Уж очень история интригующая. Котята в доме нарождаются, а кошка всё тут!
- Да вот как бы… дома у нас правило есть. Одна кошка. Не, ну котята не считаются, котят раздадут, это не навсегда. А так, чтобы вот всегда-всегд,а живёт одна кошка. Так «мама» всегда говорила, когда дочка ещё кого-то просила, а «папа» с ней согласен. Зато одной всю любовь! Так тоже «мама» говорила. И любили они так, что я сама себе завидую. Вот теперь посланницу мою любят.
Она шотландская. По паспорту её как-то там мудрёно так зовут, я до сих пор не запомнила, а дома – Пуся.
"Знакомое какое-то имя", – подумала было Муся. Хотя Пусь ей уже встречалось достаточно и в голове роилось множество разных имен. А потом оно с Мусей чем-то созвучно, поэтому и может казаться знакомым.
А вот порода-то, порода! Та самая, что у Мурыси. Это уже роднит, это интересно. Можно про породу побольше узнать.
- Так вот. я сколько нужно буду тут жить. Дождусь Пусю и мы с ней потом договоримся, что будем меняться местами. Сначала я дома жила, потом - она, потом снова буду я, потом - снова она! Но для этого надо, чтобы мы встречались вот тут и следили друг за другом по уговору. Я буду её оберегать сверху, она потом меня. Пусть долго-долго живёт. Я ждать буду. И чем дольше она там проживёт, тем быстрее согласится, что я буду её посланник. Всё равно же сразу Бог не отпустит.
Всё сказанное буквально ошарашило Мусю. Это надо было обдумать, переварить. Как-то о такой возможности возвращения и не говорили с Богом никогда. Разные уже слушала истории. Кто-то в Раю хозяина ждёт, кто-то - другого пожилого кота, чтобы всё объяснить, но чтобы стать друг у друга посланниками! Это совершенно новая идея.
- А Бог об этом знает?
- Нет. Я не объяснила, почему решила остаться, а он не спрашивал. Что заранее. Вот, когда будет надо, поговорим с ним вдвоём.
На самом деле Бог не спрашивал потому, что видел семью упрямых кошачьих однолюбов, которые вряд ли оставили себе бы даже котёнка от своей кошки. Можно было бы пробовать, конечно, можно было бы уповать на помощь Вселенной. Но это, если бы кошка просилась домой. А она сама вдруг решила задержаться. Значит, так надо, пусть пока будет так. Может быть, дочка сейчас уйдёт совсем в самостоятельное плавание со своим жильём, вот и пойдёт к ней жить. Так планировал Бог. О взаимозаменяемости даже он не догадался. Вот что придумала эта кошка.
И Муся понимала, что надо обязательно Бога поставить об этом в известность! На случай какого-нибудь сбоя системы. Всё-таки, уходя, кошки Рай забывают. И всех в Раю. А тот, кто остаётся, забывает те,х кто уходит. Может у них ничего совсем не получиться. Сегодня же поговорит об этом с Богом. Но кошку пока расстраивать не будет. Потому что идея имеет реальный смысл. А ещё люди могут взять котёнка раньше, чем один посланник сменит другого. Тоже проблема. И её надо будет Богу рассказать, пусть возьмёт эту Клёпу на заметку себе. И заранее продумает варианты.
Пока Муся молчала и переваривала, Клёпа вдруг сама предложила:
- Хочешь, Пусю покажу?
Ещё бы! Конечно же, хочет. И котят хочет!
- Вон, они, гляди!
И Муся уставилась в Окно. Только чуть с этого Окна и не свалилась! Не, этого просто не может быть.
Пуся! Точно! Вот откуда она знает это имя. И эту кошку, и этих двух котят – чёрную бестию и вислоухую сестрицу-ленивку. Это... это же тот самый дом, это же мама, сестра и брат её Мурыси, по сути даже её самой.
Вау! Значит, Клёпа – первая кошка хозяев. Точно. Хозяин маме о ней говорил. Всё, как Клёпа и рассказала. Только имени не называл! Как любили, как лечили, как спасали и не спасли. А потом взяли уже кошечку в клубе.
Дочке не разрешили второго кота, но разрешили повозиться с котятами. Своего рода компромисс.
Поэтому и выбрали породистую кошку, чтобы котят было проще пристроить в дома. Ну, и по всем этим причинам появлялись они в доме нечасто совсем, не сразу и даже не каждый год.
Вот это совпадение. Вот это история. Вот это встреча. И именно почему-то сейчас, не раньше, не позже.
Сейчас Муся удивит уже свою новую знакомую. Теперь они просто обязаны стать подружками.
Потому что её посланница – мама её посланницы! Вот! Про частичное возвращение пока молчок. Потому что Клёпе будет обидно, что Бог ей такого не предложил. Но он и сам тогда не думал о подобном! Это же их пока секрет.
- Я уже знаю твою Пусю! – выпалила наконец Муська.
- Да ты что, откуда? Вы встречались внизу? На даче? Где? Как? Расскажи!
- Нет, мы не встречались. Я узнала о ней только тут…
- Да Окно же чужих не показывает! Если вы не знакомы.
- А она... она не чужая. Она мама моего посланника. Точнее, посланницы. Одна кошечка к моей «маме» жить пошла, прикинь?
- Не может быть, – пришёл черёд удивляться Клёпе. А я-то думаю, что это меня так к Окну сегодня потянуло на целый луч раньше обычного! Да не верю, покажи!
- Не веришь? А если я тебе котят перечислю. Сначала отдали Серого, серебристого кота, потом мою Тигрушу. Следующим, значит, мраморного прямоуха, так? Правда, это я уже не видела...
- Да, да, точно. Его три дня назад забрали, а чёрную заберут в эту субботу! Я уже знаю.
- Хорошей «маме»?
- Ага! Второй кошкой. Подружкой коту. Я уверена, они будут дружить. Правда, котят, говорят, не будет у них почему-то, ну, и не надо... Ей нужен кто-то для игр, она такая. Как с Тигрушей-то играли! Покажи скорее её, покажи!
- Да, она теперь не Тигруша. Её Мурыся зовут. Немножко в честь меня, слышишь?
- … Му… и - ся там есть. Правда, в честь тебя! Прикольно.
-,Вон они, гляди. И мама, и малышка.
Клёпа не застала того момента, когда хозяин вёз маме котёнка, в её дом тоже проникнуть никак не могла, но внимательно слушала всё, что рассказывал о покупательнице дома её «папа» жене и дочке, и уже как будто даже познакомилась заочно. Но вот теперь и в лицо увидала…
Видно, что добрая вроде тётка.
«Мама» сидит на диване, а Мурыська скачет по угловой полочке над этим диваном и ловит свой собственный же хвост. «Мама» смеётся.
- Новая полочка! – объяснила Муся, - Я себе уже такую тоже в доме заказала, а в субботу будут строить домик. Сами. Своими руками. Я и его закажу!
- У меня тоже лежак, как у Пуськи есть, и миска, – похвасталась Клёпа.
Из другой комнаты высунулась ещё одна голова и тоже начала улыбаться, глядя на котёнка, у которого уже голова начала кружиться и которыйтого и гляди, шлёпнется с полки прямо на диван.

- Иди, иди, составляй план. Тебе лишь бы не делать ничего, - шутливо заругалась на сына мать.
- Он на дипломе, – важно сообщает Муся. Правда, так и не знает, что это такое. Но что-то важное.
И добавляет:
- Это хозяин мой. «Мамин» сын. Я его помню совсем маленьким. Я была маленькая, и он. И знаешь, что мы с ним натворили как-то? Вместе написали на ковер! Только ты уж никому не рассказывай.
- Не, не, не расскажу. Мы с хозяйкой как-то чашку разбили, тоже никому не сказали... Её мама по сих пор бабушкину чашку иногда искать принимается. А дочка могла бы давно на меня свалить, всё равно уж не накажут, а молчит, не выдаёт. Был у нас тоже такой с ней вот секрет.
Дочка чашку склеивать пыталась, не вышло, вот и выкинула, чтобы никто не видел.
- Вам повезло! А наш секрет к вечеру так пахнуть стал, что влетело нам обоим. Правда, несильно. А ковёр потом летом выбросили. После ещё нашей пары секретов. А потом мы выросли и новый ковёр уже не трогали. Вот!
-Точно же, это Тигруша! Ой, извини, Мурыся. Я её точно узнала. Ты ничего не обманула и не перепутала. Теперь ты мне сможешь её показывать?
- Конечно! И на Пусю буду смотреть. Вместе будем их тут охранять... Клёпа заметила, что бусы Муси из белых бусин, которых в них много. Она на самом деле была умницей и уже успела догадаться, что цвет ошейников, а теперь - ещё и количество бусин связаны с тем, сколько прожил кот ,а, значит, и с тем, сколько в Раю быть. Сама в своё время догадалась. Значит,  Муся тут вроде как надолго зависла...
Что ж, подружиться – хорошая затея. Правда, и медальоны она тоже приметила, и снова поняла, что они типа наград…
Плюс Муся же тут главная, за это тоже наверное есть какие-то бонусы. Но раз она сама говорит - будем растить и будем следить, то время на дружбу у них определённо пока есть. И ей нравилась эта идея и эта кошка. Как-то просто судьба раньше не сводила. Не было у Клёпы вопросов к Мусику, даже мимо кресла она редко пробегала. Давно уже весь ритм жизни сложился.
Так что проговорили они ещё долго. У Клёпы наверху тоже нашлось, к кому в гости ходить.
И что такое дача, она тоже знала. Так что сразу много разных общих тем образовалось. Но главное, конечно же, - связь двух посланников. Да ещё какая! Можно сказать, кровные узы. Да не можно сказать, а так оно и есть.
Муся сегодня же поговорит обо всём с Богом.
И поговорила.
И рассказала всю эту идею с переменным возвращением. Бог был удивлён. Не самой идее, а тому, что она исходила от кошки. И вот в таком конкретном виде не приходила в голову ему самому.
И Муся права в своих опасениях, хотя не совсем. Выход в таком случае из ситуации есть.
Ему придётся стирать по-прежнему память и тому, кто идёт вниз, и тому, кто остаётся, но своего рода текст «договора» можно попробовать оставить. Своего рода установку на то, что «новая кошка хозяев есть твой посланник, которого ты должен ждать и сменить». Как-то так. Ну, обязательная пометка в летописи, конечно же! И, возможно, даже новый медальон. Какие-нибудь часы с особой стрелкой. Ведь может получиться по-разному. И что обмен произойдёт, увы, раньше срока и что позднее. Каждый раз может быть по-разному. Но это реальный выход для убеждённых «однокошатников», если сами кошки согласны и упорны в своём желании вернуться только в конкретные руки... Что ж, у Хранителя Уз, а, значит, и у Муси снова прибавится работы. Теперь ещё внимательнее надо будет отслеживать семьи с одним-единственным котом и вентилировать там настроения.
Муся сначала никак не причислила себя к такой семье. И задала другой вопрос…
- А можно ли, например, через неё и частичный обмен душ делать это возвращение? Вот пойдёт Клёпа потом домой, а ещё часть Пуси…
- Нет, – сказал Бог, - Нельзя. Потому что, когда я отпускал тебя, то через новую совсем душу, создавая с нуля некоторую основу. Но взять и «оторвать» кусок от уже готовой души, чтобы заменить его другим, – совсем другая и более сложная задача. Плюс каждый же раз отдавать надо за это жизнь? А можно всего два раза. Да и вообще не стоит. А вот смена друг друга на посту – это обсуждаемо вполне…
Муся была рада, что внесла свою лепту в помощь новой подружке Клёпе и ещё, по сути, и Пусе…
Бог обещал сразу же сделать все нужные отметки в летописях, причём лично своей рукой.
И обсудить вопрос с Хранителями Врат и Уз.
Муся успокоилась, но уже на самом выходе вдруг остановилась, задумалась и вернулась.
Вот тут она вдруг подумала, что сама была всегда одной кошкой в доме! И сколько бы «мама» ни намекала про вторую, «папа» всегда сопротивлялся. Вдруг и у них дом одного кота? Это напугало.
Напугало тем, что очень желала себе в новой версии долгой-долгой жизни и при этом хотела назад. Тут явное противоречие. Нет, она найдёт способ переломить однажды этого «папу», придумает что-нибудь и быстро будет дома. Как заслуги позволят – так сразу и побежит.
Год всё-таки это не двадцать…
Но… но… но… к Богу обратилась…
- А если я попрошу тебя внести в свою летопись такую же запись – сделаешь?
Правда, глаза Муси были в этот момент очень грустными. Не готова она пока к такому, совсем не готова.
- Не думай об этом. Все люди разные. Нет двух одинаковых. Вон «мама» твоя что?
- Что «мама»?
- А говорила, что никогда не купит котёнка без предварительного с ним личного знакомства, из другого города, не побывав в доме и всё такое прочее. И? И поменяла своё решение.
А ещё раньше говорила, что не будет носиться с котёнком, как с ребёнком, вставая к нему по ночам. А ещё говорила, что не будет потакать капризам в еде. Не хочет – сиди голодная. Не потакает?
- Ой, ещё как! – повеселела Муся, - То то предложит, то это! Уговаривает.
Глаза кошки повеселели, она как будто забыла о грустном.
- Вот и я тебе о том же. Люди меняют свои мнения и решения. Так что «никогда не говори никогда»… И не грусти. Малышкой вон занимайся…
- Но, если что, внесёшь запись? – снова спросила Муся, правда уже не таким безнадёжным тоном.
- Будет необходимость - и поговорим, вот тогда и внесу, если что. Но, мне кажется, тебе она всё-таки не понадобится. Если хочешь как страховку – да пожалуйста. Попросишь, и сделаем.
А пока не загружай себе голову тревогами разными. Тебе вон Мурысю воспитывать. И «маме» советы давать, чтобы не баловала сильно.А там видно ж будет, как жизнь дальше пойдёт.

И точно! Что-то она далеко слишком загадывает. Может, лет на двадцать, а, может, и больше. Зачем? Жить надо здесь и сейчас. И решать проблемы те, что возникают сейчас, а не однажды через годы. Иначе сойдёшь с ума. Даже люди от такого могут сойти с ума, а уж кошки тем более.
Но сама история Клёпы и её решение в памяти остались. Всё- таки сколько ещё новеньких будет. С разными совсем судьбами и историями. И эта идея может сработать. Можно было бы Клёпе за неё аж медальон вручить. Но он не особо ей и нужен, потому что право на возвращение давно уже у неё есть. А Пуся ещё молодая, крепкая и здоровая кошка. Вон каких богатырей родила.
И Клёпа её любит, как сестрёнку, и готова ждать ещё десяток лет в Раю и больше. Что ж, может, примеру следовать и не придётся, дай-то Бог, не придётся, но вот ныть и жалеть себя надо определённо прекращать. Это ж как некоторые могут. Сверх срока ещё два срока в Раю оставаться. А она тут «ногами топала», мол, отпустите, и всё… Много таких. И Бог прав, что даёт время осмыслить, подумать, принять самые разные возможные решения на «холодную», как говорит сам, голову. Иногда единственный выход из ситуации такой, какой есть.
А ещё Мусе грело душу предположение о том, что всё будет так, как думал о жизни Клёпы сам Бог, что вернётся она раньше личной кошкой к молодой своей хозяйке, в другой только дом. И не нужен будет тогда сложный тот договор. И с Пусей где-нибудь на даче познакомятся и будут даже дружить. Хорошо, если будет так. Но говорить о такой возможности, обнадёживая, Клёпе она не будет. Просто последят за развитием ситуации с Хранителем Уз. Чтобы, если что, не пропустить момент. А так у неё есть уже решение, есть выбранная тактика, зачем зря волновать.
Как хорошо, что они познакомились. Какое-то успокоение вдруг пришло. Вроде как Муся начинала понимать, что есть жизнь после жизни, хотя процесс понимания непростой и многое ещё было в нём впереди.
Ну, а Бог выдохнул с облегчением. Он верил в то, что первое очное знакомство Мурыси и Муси, даже если ей суждено стать дома котом по имени Кошка, состоится на земле, а не в Раю, но успокоился от того, что через эту встречу и эту историю кошка догадалась, узнала о том, о чём он и не знал как ей сказать – о домах с единственным кошачьим. По крайней мере, теперь информация не будет для неё шоком, если через год он честно скажет ей: «Пока рано!»… Ну, а там видно будет…
Никогда не говори "никогда"! А под напором тех, кого любишь, долго сопротивляться сложно…



Продолжение следует...

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
Hunter 54
May. 30th, 2018 06:49 am (UTC)
Подскажите пожалуйста, где идет речь о посланниках. Хочу перечитать, но точное место не помню, а найти, пролистывая текст, не получается.
tasylda
May. 30th, 2018 07:05 pm (UTC)
Это в тех главах, где Мусю решили вернуть частью души. Точнее не подскажу. На работе буду 1 числа, пороюсь с компьютера.

Edited at 2018-06-02 06:55 am (UTC)
tasylda
Jun. 2nd, 2018 06:55 am (UTC)
Точно есть в 37 и 44 части (не главах!). То есть Сказа о Мусе-37 и 44.

Ищу ещё)

Edited at 2018-06-02 06:55 am (UTC)
( 3 comments — Leave a comment )